drakkar

shilo_v_zad


ШИЛО В ЗАДНИЦЕ

Сообщество неспортивных туристов и путешественников


Previous Entry Share Next Entry
Детский поход по Таганаю июль 2014 года. Часть 1
Потомственный турист
meerin wrote in shilo_v_zad

В поезде - 12-14 июля 2014
Ехать с малознакомыми людьми интересно и загадочно, заранее не знаешь, какой окажется группа.
В этом году я неожиданно оказалась участником детского похода. Началось всё с того, что Наташа поинтересовалась: не знают ли мои знакомые про Финрондзонг. Я в ответ поинтересовалась, куда они собрались идти и когда. Мне ответили – на Таганай. Дело было зимой 22 февраля. На следующий день я провела опрос Алькор и Сказочника, а потом призналась тётушке, что хочу посетить Южный Урал.
«Если есть возможность - езжай», - уверенно сказала Алькор. Я послала запрос Наташе, и меня включили в группу как ребёнка-переростка. На тот момент из всех участников похода я знала только Наташу и её дочку Сашу. С Юлей, нашим руководителем, и Ульяшкой я познакомилась перед самым походом во время упаковки продуктов. С последними двумя участниками - Азратом и Варей знакомство произошло на перроне возле поезда, когда мы усаживались в вагон.
Юля купила билеты таким образом, что родителям с детьми досталось полное купе вместе с боковыми, а я оказалась за стенкой на верхней полке. Это не помешало мне обитать вместе с группой. Со мной в купе ехала семья с маленькой девочкой. Вещей у них оказалось немного, так что рюкзак я смогла положить вниз, а не затаскивать его на третью полку.

В половине четвёртого поезд тронулся. Мы помахали провожающим, и сели на свои места, чтобы проводники могли зарегистрировать нас. Саша с Ульяной не утерпели, и залезли на свои любимые верхние полки. Чем напугали проводницу. «Всё нормально, они умеют лазать», - ответила Юля на замечание, а потом обратилась к «мартышкам»: «Девочки, кончайте лазать, не пугайте нормальных людей».

Когда вещи было разложены, дети более-менее угомонились, на столе появилось праздничное кушанье – рулетики, а на скамье шарики. Юля надула обычные шарики – каждой девочке по одному и запасной. Остальные оставила на будущее. Потом подошла очередь шариков-сосисок. Прилагавшийся насос нормально их надувать отказался. Только сильным и резким надавливанием на нанос. Юля, Азрат и дети по очереди пытались надуть сосиски, и это даже получилось. Так что Азрат собрал потом каждой девочке по собачке.

После надувания, Юля убедилась в отсутствии рядом проводников, и со второй попытки зажгла свечи на торте. Ульяна их быстро задула, и торт поделили на восемь кусков. Сначала один был лишним, но он упал на пол, так что кусков осталось ровно семь.
Потом пришла очередь подарков. Наташа с Сашей подарили Ульяше треккинговые палки, Азрат с Варей – пенал, я – блокнот с закладками. Самый дорогой подарок девочка получила от мамы – фотоаппарат, ставший предметов внимания Саши и Вари.

Небо в этот вечер было синим, и перед сном мы видели в окне большою Луну. В новостях передавали, что сейчас суперлуние, и мы его не пропустили.

Следующий день мы провели в поезде, пару раз вышли на крупных остановках, не впечатлившись видами вокзалов и ассортиментом еды.

Больше всего запомнился памятник Швейку на станции в Бугульме и бело-красная сладкая клубника в Кадрах.
Во второй половине дня за окном появились горы и встретились несколько нефтяных станций.

Дети от недостатка развлечений занимались строительством домиков и навесных потолков из простыней, сползающих на голову и вызывающих приступы клаустрафобии.


Родители делили карманное питание.

Азрат свой делёж превратил в игру – на помощь к Варе сразу прибежали остальные, помогая делить орехи и сухофрукты, и раскладывать буквы по алфавиту. То, что оказывалось лишним, детям дозволялось честно поделить и съесть.

Ночью 14 июля мне спалось плохо. Около двух часов я очнулась, дальше только дремала. Я видела, как собрались и сошли мои соседки, тихо собрав вещи, в том числе и коляску с верхней полки. Видела, как люди приносили проводнице бельё. Около четырёх мне надоело лежать. Я спустилась вниз, и занялась сборами. Как я их не растягивала, но в двадцать минут пятого рюкзак оказался собран, бельё сдано, а моё пустующее купе начали наполнять рюкзаки. Я пересела в соседнее, где ныли и мяукали сонные дети, пытаясь урвать ещё немного сна.

За окном моросил дождь, и что-то подсказывало, в Златоусте погода не лучше. В полшестого погода не изменилась. Мы надели непромокаемую одежду, спрятали рюкзаки под накидки, и выбрались на платформу Златоуста. Под дождём мы обошли поезд и забурились в тёплое здание вокзала. Пока Юля с Азратом бегали, узнавали об автобусах, мы с Наташей осмотрели киоски, а дети развалились на лавочке.

Наши разведчики вскоре вернулись. Мы взяли тяжёлые рюкзаки и отправились к остановке напротив вокзала. Стоило преступить порог, как время резко поменялось. Если на вокзале часы показывали двадцать минут шестого, то на улице уже было двадцать минут восьмого. Я перевела часы на местное время, чтобы не пересчитывать его во время похода.
Авторы фото Ю. Иванова, Н. Кузьмина


К Белому ключу - 14 июля 2014
На улице лил дождь, поэтому людей на улице оказалось не так много.
Стоило нам поставить рюкзаки на лавочку под навесом, и напротив остановилась маршрутка.
- Вам в Пушкинский? – спросил водитель. – Садитесь, довезу.
Сразу видно – не первый раз везёт он туристов в национальный парк.
Мы погрузились в маршрутку. Наташа спросила про цену. Водитель назвал – 15 рублей с человека, рюкзаки не считаются, хоть и занимают четыре лишних места. Наташа спросонья насчитала сумму больше, чем требовалось, назвала её и передала Азрату крупную купюру для размена. Следующие минуты Азрат и водитель пересчитывали деньги, потому как число у них расходилось, и, в конце концов, Азрат оказался прав.
До посёлка Пушкинский мы доехали меньше чем за 10 минут. Там сошёл местный пассажир. Мы тоже собрались вылезать, но водитель за сотню предложил довести нас до заповедника. Мы посмотрели в окно и согласились. Наташа под ехидное замечание Юли, что то жадничают, то без вопросов отдают, достала купюру и передала вперёд.
Водитель довёз нас прямо до ворот. Мы вытащили рюкзаки под защиту деревьев. В последний момент вспомнили, про гитару, слившуюся с обивкой салона.

Когда маршрутка уехала, Азрат помог всем надеть рюкзаки, и мы вошли на территорию главной усадьбы. Слева возле входа расположились мусорные контейнеры для общего и раздельного мусора, там копошился какой-то мужчина, вероятно, сортировал мусор за нерадивыми туристами. За баками спрятался туалет, где Азрат нашёл опарышей, а мне пригрезились черепа, врытые в землю. Впереди и справа стояли самые разные домики. Мы заметили у одного большую карту и подошли поближе, решив, что это центральный. И не ошиблись. Стоило приблизиться к нему, как дверь распахнулась, и на пороге возник инспектор.
- Заходите, раз приехали, нечего под дождём стоят, - сказал он нам.
Мы забурились в домик и сняли тяжёлые рюкзаки. Юля на правах руководителя пошла записывать нашу группу. Нам сообщили, что дождь нынче обещали на целый месяц, и не во время мы заявились. Мы поинтересовались – а был ли снег, как сообщили по радио. Нет, ответили нам, они снега не видели, как и водитель маршрутки.
- Когда собираетесь покидать наш заповедник? Завтра?
- Завтра? – хмыкнула Юля. – С такими рюкзаками и детьми мы тут на неделю. Пишите 20, или нет, лучше 21, чтоб уж наверняка.
Мужчина записал информацию в книгу, расписался на пропуске и сказал, чтобы мы отметились на Киалимском кордоне, дабы не стать нелегалами или пропавшими без вести. Мы пообещали всё сделать. Юля купила карту заповедника со схематической прорисовкой всех интересных мест. К десяти часам нам пообещали открытие киоска, а пока разрешили воспользоваться беседкой.

В беседке мы распаковали рюкзаки и принялись делить общие вещи. У меня забрали два больших пакета с хлебцами, запас шоколада, и дали кастрюлю с горелкой и аптечки. Азрату вручили вторую кастрюлю с горелкой и топор, остальной общак остался у Юли и Наташи.
Саша с Ульяной в это время развлекались в беседке и возле неё, Варя начала замерзать, и Азрат повёл ребёнка греться в усадьбу.
Юля тем временем поставила кипятиться воду и разложила остатки еды с поезда.

Пока еда готовилась, Наташа оценила объёмы вещей:
- Буду вся обвешана. Палатку снизу, гитару на рюкзак, ещё один рюкзак с сухарями и герму. Прямо на Сэм, у него на рюкзаке тоже много всякой фигни висело.
- Да, будем Братсвом кольца, - согласилась Юля.
- Нас же семеро, - заметила я.
- Боромир умирает, Гэндальф уходит, так у нас сразу урезанная версия, - объяснила руководитель. – Азрат будет Гимли, у него топор.
- Дети будут хоббитами, - добавила я. – Саша – Фродо. Варя и Ульяна – Мерри и Пиппин.
- Не, Саша не будет Фродо, - возразила Наташа. – Хотя… Я ж её не брошу и буду заботиться чтобы не случилось. Значит, она всё же Фродо.
- Юля тогда получается Арагорн, а я – Леголас, - подвела я итог.
Юля хмыкнула, но возражать не стала. Джипиэс и карты все у неё, путь проложить может только она, и вообще Юля руководитель, как Арагорн после ухода Гэндальфа.
Когда вода вскипела, мы все собрались вокруг стола. Остатки хлеба и сыра поделили на семь частей, каждому налили кипятка, и из специальной сумки мы выбрали себе заварку по вкусу.
После завтрака, его последние лоты разыграли как на аукционе. Спрятав нычку, мы дружно забурились в главный дом, где открылся киоск, и зависли на некоторое время возле витрин. Я подсчитала свои средства и вес рюкзака, и остановилась на недорогом и лёгком грузе, куда вошла карта района.
Пока мы выбирали сувениры, как нам подошёл инспектор и вежливо попросил освободить беседку, потому что туда намеревалась загрузиться большая группа. Мы с Азратом и Варей поспешили к своим вещам, и убедились, что всё не так страшно. Приехала большая группа школьников из Самары. Их руководитель спросил, не сильно ли они нам мешают, мы сказали, что нет, и сошлись на том, что дети поставят рюкзаки так, чтобы нам было удобно забирать свои. После этого Азрат с Варей куда-то исчезли, а я осталась охранять вещи и наблюдать, как дети придумывают тысячу и один способ привязывания тента к дереву. Вопреки всему они его даже натянули. Дождь к этому времени закончился, но мог начаться снова.
Около одиннадцати Юля и Наташа вышли, наконец, из киоска. Руководитель объявила пятиминутную готовность. Азрат закинул на женщин рюкзаки. Дети, бодро махая палками, вышли из-под навеса. Самаровцы пожелали нам удачного пути.
Мы отправились в национальный парк по верхней тропе. Дороги на Таганае промаркированы, а через каждые пятьсот метров – километраж. Гор по дороге мы не видели. Нас окружал лес, у группы создалось впечатление, что мы не на Урале, а в Подмосковье, идём по тропе где-нибудь в Полушкино.
Дорога была довольно однообразна, и Саша начала ныть, что ей хочется отдохнуть, побегать, залезть куда-нибудь. При этом девочка бодро шла впереди группы, так что Ульяна не всегда могла за ней угнаться.

После третьего километра мы с Сашей нашли новое развлечение – на дороге в некоторых местах, явно часто затопляемых, положили спилы деревьев. Саша приободрилась и начала прыгать по каждому кружочку, ощутимо сбавив темп, я шла следом за ней, не пытаясь наступить на каждый спил. Пока мы там развлекались, Ульяна и Азрат с Варей нас обогнали. Правда, когда спилы закончились, Ульяна снова отстала, но Сафаровы ощутимо ушли вперёд. Мы нагнали их только возле Большой Тесьмы, где устроили привал.

Пока я снимала реку, прибыли остальные участники. Наташа засняла наш торжественный переход на другой берег по горбатому Оленьему мосту. Справа от моста оказалась симпатичная полянка Верхний брод с брёвнами и кострищем. Мы натянули над ним тент. Наташа заявила, что труба в середине тента – средство связи с небесной канцелярией, и крикнула туда «плюс двадцать и без дождя».

Когда все вещи вытащили, Юля с Азратом занялись приготовлением обеда – чечевицей с овощами. Наташа им помогала. Саша в это время бегала по реке туда и обратно, то ли по камням, то ли по мосту. Ульяна хотела вместе с ней, но испугалась, и вернулась, сообщить об этом маме. После чего Сашу вернули в лагерь и дали ей несколько поручений, связанных с водой – помыть овощи, потом посуду. Когда девочка со всем справилась, я рассказа ей и Варе историю о том, как поссорились Тесьма и Киалима, вытекающие из одного болота и бегущие в разные стороны, после поведала историю о чудях, некогда живших здесь, и оставивших после себя много драгоценностей.

- Если увидите большой курган с древней берёзой на нём, знайте: там под землёй находятся древние дома чудей, - закончила я, как раз когда Юля разложила чечевицу по мискам.

Пока мы обедали, мимо нас прошла одна группа, явно расстроенная, что мы заняли поляну, а потом нас нагнали ребята из Самары, расположившиеся лагерем на соседней поляне. Половина детей там несли сумки вместо рюкзаков, или маленькие рюкзаки и сумки. Они сначала жались от холода, а потом танцевали вальсы, танго и канканы ради глотка кокы-колы из баночки.

Мы со смехом наблюдали за ними и собирали вещи. После моста тропа, называемая Пыхтун, пошла наверх, идти стало тяжелее, особенно Юле с Наташей, нагруженными под тридцать килограмм.


Неожиданно тропа превратилась в ручей. Размышляя – это так всегда или только сезонное явления, я шла наверх по камням, стараясь не наступать на воду. Когда путь стал положе, устроили привал на сухом участке. В ста метрах от нас виднелся указатель, а над нами летали комары.
На привале Наташа достала свою бандану и рассказала детям о нашем пути.
- Вот здесь кто, дети? – спросила она, тыкая в сову.
- Сыч!! – хором крикнули дети, помня Наташино прозвище.
- О чём нам этот сыч говорит? О том, что вот это река Большая Тесьма. Здесь мы обедали, а это верхняя тропа, она называется Пыхтун. Вот столько мы должны после обеда пройти с животами полными чечевицы. А ещё здесь кто дети?
- Лось!
- Он как бы намекает, что…
- У нас гибридный сыч, - предположил Азрат.
- Ну… да, Сыч должен пахать как лось, - сообщила Наташа, глядя на рюкзаки.


После отдыха, мы бодро дошли до указателя. До Белого ключа 1,2 км, до Скалодрома – 1,5 км, сообщил он нам. Мы пошли к Белому ключу. Уже, когда силы начали нас покидать, дети начали тихо ныть, впереди на холме нашлась древняя берёза с огромной опухолью на стволе.

- Там живут чуди! – закричала Саша. – Мама, мама, мы нашли место, где живут чуди.
Все достали фотоаппараты и засняли это необычное дерево. А впереди мы увидели крыши приюта Белый ключ, и услышали крики – это старшие школьники в военной форме играли в игру вроде слона. Азрат переговорил с их руководителем, узнал – здесь поляны бесплатные. Так что мы скинули рюкзаки. Юля и Азрат отправились выбирать место, а мы с Наташей остались смотреть за вещами и детьми. Саша нашла местную кошку и зависла рядом с ней. Ульяна и Варя кружились рядом.

Стоянку нашли быстро, и мы туда переместились. Пока ставили палатки, Саша с Ульяной уже успели убежать на скалы.

В это время тучи над нами рассеялись, и выглянуло солнце и даже попыталось нас согреть.

Азрат прогулялся до приюта, где закончились дрова, и ему дали разрешение найти их самостоятельно. Поиски успехом не увенчались – из подходящих деревьев нашлось только длинное сыроватое полено, которое Азрат порубил на части, и после спрятался в палатке, оставив Варю на нас.

Мы сначала пошли к девочкам на склон, где нашлись валуны, а повыше уже стали видны соседние хребты, ощущение нахождения в Подмосковье временно отступило.
Пока мы любовались видом, девочки нашли какой-то хрупкий камень и занялись добычей соли, потом им надоело, и они поскакали наверх к большим валунам, соревнуясь, кто больше испачкается.

Когда нам надоело видеть на холодном камне, мы спустились в лагерь, взяли котелки и пошли к роднику. Белый ключ тёк возле приюта, и мы заодно зашли к сторожу узнать насчёт возможности оставить рюкзаки. Он нас сначала не понял – решил, что мы сейчас хотим на Двуглавую и собираемся оставить у него котелки. Когда понял, согласился и объявил цену – 50 рублей за всё.
Выходя из домика, мы увидели возле забора снегоход, едва прикрытый полиэтиленом, и дружно решили, что если заброску доставляют на такой машине, то ясно почему сейчас просят 10 000 рублей за неё, и что такая машина сейчас точно ничего до места не довезёт.

Мы набрали воды и вернулись в лагерь.
После ужина Наташа занялась глинтвейном. Азрат загнал детей в палатку, где громко и с выражением прочитал им две главы «Урфина Джюса». Читал он достаточно громко, так что мы тоже слушали сказку, время от времени вставляя комментарии.
После сказки детям объявили отбой, но Варя и Ульяна ещё долго возились в палатке, Саша же, лишённая компании, лежала тихо.
После девяти вечера начало холодать, меня даже начал бить озноб. Я гадала – это из-за прохлады или я простыла, но в палатку не спешила.
Когда все собрались у очага, Азрат попробовал его разжечь, но гореть начала только спиртовая таблетка, похожая на аскорбинку, и тонкие веточки. Без костра Наташа петь отказалась. Так что они попили глинтвейн, я посидела за компанию, и мы разбрелись по палаткам.
Время уже преступило 23 часа по-местному, а сумерки только начали лениво наступать. Не зажигая фонарики, мы переоделись и заползли в спальники, не разбудив Сашу. Наташа меня заранее предупредила – без стеснения сдвигать ребёнка, если начнёт налезать. Чем я впоследствии и пользовалась.

Авторы фото Ю. Иванова, Н. Кузьмина

Часть первая

?

Log in